Диалог со спящим. Обзор

Я находился в том состоянии чувств и души, когда существенность, уступая мечтаниям, сливается с ними в неясных видениях первосония
А.С.Пушкин, «Капитанская дочка»

Разработана аппаратура, позволяющая строить достаточно информативные сомнограммы в режиме реального времени и приспособленная для удобного и регулярного использования в домашних условиях.

Выработана методика исследований — диалог между человеком, находящемся в глубоком сновидном состоянии, и его бодрствующим партнером. Проведены предварительные оценочные эксперименты.

Результаты позволили взглянуть на сновидения и сновидные состояния не с точки зрения связанных с ними проблем и патологий, но прежде всего как на потенциально ценный и богатый ресурс, который можно исследовать и использовать практически.

Более того, предлагаемые система и методика могут быть использованы не только в лабораториях, но и в домашних условиях частными исследователями и любителями, число которых растет.

##Аппаратура

Прибор для распознования фаз сна

Рис.1 Блок датчиков на лице спящего

Система для исследования сна

Рис.2 Система для исследования сна в режиме диалога со спящим

Аппаратура ориентирована прежде всего на обеспечение возможности диалога (общения) между человеком, находящимся во сне или сновидном состоянии с бодрствующим партнером-оператором, — причем в обычных, “домашних”, условиях.

По принципу действия она частично напоминает NowoDreamer и DreamLight С.Лабержа и может работать как усовершенствованный вариант этих приборов. В ней так же использованы инфракрасные фотодатчики движения век/глаз. Есть светодиодный световой стимулятор, кнопка “тестирования реальности” и все функциональные возможности, присущие как NowoDreamer, так и его более сложному “собрату” — DreamLight.

Однако, благодаря особым конструктивным, схемотехническим и программным решениям, разработанная система позволяет регистрировать достаточно информативные сомнограммы всего процесса сна, причем в режиме реального времени. Последнее обстоятельство приближает ее к профессиональным сомнологическим системам. На мониторе оперативно и в удобной форме отображается происходящее со спящим во время сна, а также то, как он реагирует в стадиях установления с ним раппорта и последующего взаимодействия.

Кроме этого имеется ряд дополнительных отличий и возможностей:

  • Блок датчиков имеет более компактную конструктивную компоновку: с ним удобно спать, – даже всю ночь и практически в любой позе. Он легко и быстро одевается и снимается.

  • Платформа с датчиками почти не закрывает лицо и, что особенно важно, — не скрывает глаза. Это принципиально для эффективности визуального наблюдения за спящим и для комфортного диалога с ним в фазе частичного пробуждения. Спящий имеет возможность, приоткрыв глаза, видеть своего партнера и окружающее.

  • Специальные схемотехнические решения делают фотодатчик совершенно не чувствительным к внешнему свету, что может быть важно для диалоговой работы со спящим. Кроме того, фотодатчик мало чувствителен к незначительным движениям головы (заметим, что значительные движения вызывают помехи даже в профессиональных сомнологических системах с электродными датчиками).

  • Блок датчиков оснащен двумя термисторами (напротив каждой ноздри) для контроля дыхания. В экспериментах по осознанному вхождению в REM-фазу (в “фазу быстрого, или парадоксального, сна”) было замечено, что иногда в начале процесса развития сонного паралича на какое-то время частично парализуется система дыхания (субъективно становится трудно дышать). Предполагается, что этот феномен может быть использован для диагностики фазы возникновения сонного паралича. И конечно, это позволяет регистрировать нарушения дыхания во сне.

  • Непосредственно возле носа спящего на платформе с датчиками расположен миниатюрный высокочувствительный микрофон, который позволяет воспринимать и записывать даже предельно тихую речь спящего, а в тихом помещении регистрировать еле слышный шум дыхания. Что дает возможность судить о состоянии сознания спящего (когда пропадает сознание, шум дыхания часто заметно меняется и усиливается).

  • Кроме этого, в систему дополнительно встроен датчик положения и движений головы. Он позволяет удобно диагностировать многие формы двигательной активности спящего, особенно на границе между NREM и REM фазами сна, когда является характерным слегка подпробудиться, поменять или поправить позу. Оказалось также, что его удобно использовать для того, чтобы подавать сигналы “из сна” легким движением головы (например, в ответ на внешние сигналы, подбуживание и т.п.). Движение может быть настолько слабым, что практически не отражается в сигнале от датчика движений век/глаз.

  • Предусмотрена возможность измерения электрических характеристик лица между лбом и переносицей или подключения пары стандартных электродных датчиков. Например, для сравнения электроокуллограммной и фотовекограммной сомнограмм или измерения КГР (кожно-гальванической реакции) или использования метода вызванных потенциалов. Если такие измерения не требуются, то датчик может быть оснащен тканевой прокладкой между ним и кожей лица, что существенно увеличивает его комфортность и позволяет с ним спать постоянно — хоть каждую ночь.

Из существенных недостатков можно отметить необходимость индивидуальной подгонки датчика для конкретного спящего. Но нужно учитывать, что такой датчик и предназначен именно для индивидуального и длительного использования, как очки или одежда, а необходимость подгонки для таких вещей часто является неизбежной.

Замечание: Многие из перечисленных возможностей присущи и классическим сомнологическим системам с электродными датчикам. Но они отличаются существенно более сложной и неудобной процедурой наклейки и снятия электродов. Кроме того, электроды со временем ощутимо раздражают кожу, особенно нежную возле глаз, и оставляют после себя заметные следы.

Сомнограммы

график сомнограммы

Рис.3 Пример сомнограммы

Сигналы с фотодатчиков положения век/глаз и датчика движения головы программно обрабатываются с помощью специально подобранных алгоритмов. В результате на экране монитора строится сомнограмма, которая состоит их четырех непрерывно бегущих графиков. (Пример сомнограммы показан на рис. 3):

  1. В верхней части экрана “бежит” (скорость = 1 экран/минута) график сигнала движений век/глаз спящего, без какой-либо обработки.

  2. Синхронно с верхним “бежит” второй график, отображающий модуль высокочастотной составляющей сигнала. Именно он позволяет с точностью до секунд замечать момент появления “картинки”, начало сновидения, его развитие; оценивать интенсивность сновидной активации мозга. Когда двигательная активность век/глаз мала, на этом графике становятся хорошо заметны пульсовые волны сердечного и (иногда) дыхательного ритмов.

  3. В нижней половине экрана медленно “ползут” (скорость = 0.5 экран/час) два графика. Алгоритм построения первого из них выделяет медленные движения век/глаз и исключает одиночные импульсы высокой амплитуды. Этот график дает адекватное отображение фаз засыпания и медленного сна. Алгоритм построения второго графика, напротив, выделяет быстрые движения век/глаз, а медленные движения фильтрует, что дает адекватное отображение фазы сновидений или сновидной активации мозга. При построении каждой точки этих графиков использовались данные двенадцатисекундных отрезков сигнала. Они удобно отображают процесс сна в целом, изменения его глубины и распределение фаз.

Замечание. Сигнал с фотодатчика примерно пропорционален смещению глаза в вертикальном направлении. Это достигается благодаря специальной конструкции фотодатчика и его расположению относительно век. Естественно, дрожания и движения век также отражаются на сигнале. Однако выяснилось, что наибольшее влияние на полную амплитуду сигнала оказывает положение глазного яблока (по крайней мере, в бодрствовании с закрытыми глазами). Дрожания век обычно составляют незначительную часть полной амплитуды и хорошо заметны лишь на высокочастотной составляющей сигнала. К тому же, при засыпании, дрожание век ослабевает раньше, чем уменьшается амплитуда движений век/глаз.

Методика

Основой предлагаемой методики является диалог между человеком, пребывающем в глубоком сновидном состоянии, и партнером, находящемся в бодрствовании. Конкретно делалось следующее:

  • Один ложился спать, второй следил за его сомнограммой. Когда у спящего появлялись характерные для периода сновидений вспышки веко-глазодвигательной активности, бодрствующий устанавливал раппорт со спящим и очень мягко, аккуратно давал спящему подсказки и указания, комментировал состояние или задавал вопросы.

    В частности, такая методика диалогового общения со спящим позволяла достаточно стабильно выходить в осознанные сновидения, удерживать внимание спящего на осознавании того, что с ним происходит.

    Замечание: На данной стадии очень важным было установление и сохранение раппорта со спящим. Речь не должна была звучать резко и неожиданно. Сначала говорилось очень тихо, потом чуть громче, пока говорящий по реакции спящего не замечал, что его слышат (на сомнограмме становилась заметна реакция на слова и голос, либо непосредственно было видно, как у спящего изменяется ритм дыхания, подрагивают уголки губ, словно он что-то хочет сказать).

  • Спустя небольшое время (обычно 3-5 минут) спящего осторожно и несильно подбуживали просьбой рассказать о своих впечатлениях. Все, что говорилось, записывалось на магнитофон. После чего спящего оставляли в покое. Если “время сновидений” еще не было исчерпано, то он, как правило быстро и легко, вновь погружался в сон, и эксперимент можно было повторить.

Работа проводилась с утренним либо дневным сном, поскольку наиболее интересные эффекты во сне возникают, когда человек хотя и сонный, но все же достаточно отдохнувший.

Задача аппаратуры состояла в том, чтобы с одной стороны – давать оператору информацию о спящем в легко воспринимаемой, наглядной форме, так чтобы можно было понять: в каком состоянии находится спящий, слышит ли он обращенную к нему речь, видит ли “картинки”, можно ли вступить с ним во взаимодействие. С другой стороны – нужно было выделить, усилить и зафиксировать те, зачастую слабые, плохо выраженные сигналы, которые способен подавать спящий, например, нажимая на специально приспособленные для этого кнопки, слегка двигая головой или глазами, варьируя дыхание. И конечно, в первую очередь необходимо было качественно воспроизводить и записывать даже очень тихую, неразборчивую речь слегка подпробуженного человека.

Техника безопасности

Необходимо иметь в виду, что некоторые феномены в подобных исследованиях выходят за границы того, с чем люди привыкли иметь дело в повседневной жизни и что принято изучать в обычной психологии. По своему характеру они скорее приближаются к тому, что описывает психиатрия: яркие, реалистичные, галлюциноподобные образы, непривычные ощущения и переживания, сочетающиеся с одновременным восприятием сигналов и событий из внешнего мира.

В сущности “спящий” почти параллельно взаимодействует с персонажами своего сна, подсознания и с реальным окружением (аппаратура, бодрствующий партнер), что выходит за пределы обыденного жизненного опыта. Происходящее может не укладываться в привычную “дневную” логику и неадекватно трактоваться.

Нужно быть готовым к тому, что есть опасность размыть границу между образами своего подсознания и реальностью, потерять способность четко их разделять. К тому же, сноподобные грезы вообще увлекают, захватывают, затягивают сознание, и внешний мир, жизнь в нем могут блекнуть на фоне ярких внутренних переживаний.

Разумеется, подобные опасности свойственны не только предлагаемой методике, но и ряду других практик работы со сном и измененными состояниями сознания. Просто в данном случае предлагается использовать особенно мощный “инструмент”, и поэтому работать с ним нужно особенно осторожно и квалифицированно.

Требования к участникам

Надо понимать, что общение с находящимся в глубоком сновидном состоянии ПОКА возможно между далеко не любыми людьми. Культурно-исторически сложилось так, что погружение в сон или в сновидные состояния обусловлено социально-психологической отгороженностью людей друг от друга. Общение во время сна непривычно, “не принято”, а для многих людей — вообще неприемлемо.

Важнейшим и принципиальным условием успеха является отбор и подготовка участников. Критерии для такого отбора и методики подготовки требуют дальнейшей проработки, но как минимум должны выполняться следующие требования.

Общие требования к участникам

  • Желание, психологическая готовность участвовать в такого рода общении.
  • Понимание сути происходящего.
  • Знание хотя бы основ психиатрии (особенно того, что связано с галлюцинациями, псевдогаллюцинациями, онейроидными состояниями, бредоподобными синдромами и “психологией бреда”, шизофренией, эпилепсией).

Требования к спящему

  • Психологическая открытость, даже во время погружения в сновидные состояния.
  • Психическое здоровье, эмоциональная и психическая устойчивость, “прочность” психики.
  • Готовность к тому, что могут возникать необычные состояния и переживания.

В практическом плане необходимо:

  • Натренировать навык говорить спокойно, мягко, сохраняя состояние погруженности.
  • Научиться надежно различать внутрипсихические переживания и внешние события. Уметь “тестировать реальность”.

Требование к бодрствующему партнеру

  • Знание аппаратуры и умение распознавать состояние спящего по сомнограмме.
  • Способность проводить эксперимент этически и психологически корректно, спокойно, мягко и осторожно.
  • Умение устанавливать раппорт со спящим и общаться с ним так, чтобы спящему было комфортно, и он не выходил из сновидного состояния.

Требование к паре

  • Психологическая совместимость и взаимная комфортность, доверие друг к другу.
  • Желание и способность работать в паре друг с другом.
  • Желательна и очень важна эмпатия, предварительная со-настроенность друг на друга и настроенность на предстоящую работу.

Обсуждение

Сновидные состояния

В течение долгого времени “занимаясь снами”, мы все более убеждались в том, что сновидения не являются настолько обособленным и специфичным феноменом, как принято думать. На самом деле имеется практически необозримое множество в чем-то сходных психических процессов и состояний, в котором классические сновидения составляют лишь малую часть. Более того, само понятие “классического” сновидения – ярко реалистичного, развитого, продолжительного, сопровождающегося выраженным сонным параличом, является в некотором роде идеализацией. Впрочем, так же, как и понятие классического цикла сна.

Реальные сны весьма различны по степени яркости и сенсорной насыщенности, реалистичности, длительности, богатству сюжета. Сновидения не всегда совпадают с парадоксальным сном и не обязательно сопровождаются полным двигательным и сенсорным параличом. Сонный паралич может быть лишь частичным или целенаправленно избирательным.

В некоторых сновидениях удается слышать и понимать внешние звуки и речь, нажимать на кнопку и т.п. Совершенно не обязательно сновидения возникают в конце стандартного, примерно полуторачасового цикла сна. Мягкие, блеклые, кратковременные сны могут возникать в существенно более коротких циклах. Их можно заметить и в NREM фазе и даже днем, в почти обычном бодрствовании — во время монотонной деятельности или же когда что-то активно делаешь в уме, воображении. При этом у человека, как правило, застывает поза, он перестает замечать окружающее и как бы “зависает”.

Большинство снов довольно заурядны, обыденны, похожи на реальность и включают в себя множество фрагментов навеянных дневной жизнью. Но бывают сны и совершенно неожиданные, словно бы “не из твоей жизни” пришедшие, или такие, о которых почти невозможно рассказать. В некоторые ночи сны снятся особенно глубокие, длительные, наполненные событиями, в другие — скорее похожие на яркие фантазии или размышления. Что же, тем не менее, остается общим, характерным для любого сна? Перечислим критерии, которые, на наш взгляд, являются наиболее важными:

  1. Первое — это отключенность, отрешенность от внешнего мира и уход внутрь себя

  2. Вторым ключевым моментом является наличие развитой, высокой психической активности на фоне общего успокоения и заторможенности. В предельном случае двигательная активность снижается вплоть до паралича (сонный паралич).

  3. Кроме этого весьма существенной, базовой характеристикой является расщепленность психики. Собственно, именно благодаря ей и возникают многочисленные персонажи и обитатели “сно-мира”.

Отсюда становится понятно, что к снам явно примыкают состояния сознания, не являющиеся сновидениями в классическом понимании этого термина, но, тем не менее, в той или иной степени обладающие перечисленными признаками. Такие состояния как бы лежат на “границе” между сновидениями и явью: являются пограничными, сноподобными. Или, более точно, - сновидными.

Они возникают, когда человек не спит, но захвачен, поглощен происходящим внутри него (в теле, душе), а мир внешний для него “отходит на задний план”. Это состояния, когда что-то вспоминаешь, фантазируешь или представляешь, когда увлекают грезы, мечты, визуализации и т.п. При этом зрение как бы обращается внутрь человека и он погружается в себя — в свои переживания, мысли, образы, ощущения.

Сновидные состояния весьма интересны с точки зрения предоставляемых ими возможностей. Они позволяют, с одной стороны, получить доступ к внутренним ресурсам, к богатству подсознания, а с другой — сохранять сознание и контроль над процессом, и целенаправленно эти ресурсы использовать - что собственно давно и успешно делается в гипнозе, трансовых техниках НЛП, на сеансах психоанализа.

В сущности, вхождение в такое сновидное состояние подобно процессу засыпания и прохождению через первый цикл сна, только в редуцированной, неглубокой форме. Человек прекращает активно действовать (взаимодействовать с внешним миром), расслабляется и успокаивается, переключает внимание на себя, на свои внутренние ощущения. За этим, как правило, следует прохождение через фазу прострации, заторможенности, “пустоты” (аналог медленной фазы сна) большей или меньшей длительности (иногда почти незаметное).

После чего, собственно, наступает само сновидное состояние – активируются образы и представления, происходит расщепление психики на “части личности” и общение с ними, идет эмоционально и сенсорно насыщенное переживание сцен и ситуаций. В ряде психотерапевтических практик пациенту именно так и предлагают: принять комфортную позу (сесть, лечь), успокоиться, расслабиться и расщепить психику на некоторое количество “частей личности”. С каждой из которых затем ведется определенная работа по переформированию и развитию. После чего эти преобразованные части интегрируются в новую целостную личность и человек возвращается в свое обычное состояние.

В целом сновидные состояния подобны быстрой фазе сна. Это периоды сноподобных грез, гипногагических галлюцинаций. Хотя они могут сильно различаться по степени глубины и приближенности к “настоящим” сновидениям.

Сон как ресурс

В данном контексте становится более ясно, что сон и сноподобные состояния играют очень важную роль для решения ряда сложных задач, для серьезного переформирования и развития самой души. Здесь имеются в виду задачи, для решения которых отсутствует необходимость во взаимодействии с окружающим миром, т.к. в памяти присутствует вся необходимая информация. Используя компьютерную терминологию можно назвать такие задачи “off-line задачами”. Off-line задача — это задача, которая может или принципиально должна решаться в условиях, когда мозг практически не взаимодействует с окружающим миром.

Выбор методики и направленности исследований как раз и определялись тем, что мы рассматриваем сон не с точки зрения связанных с ним (или доставляемых им) проблем, но, прежде всего, как ценнейший ресурс и потенциал, который только начинает изучаться и осваиваться.

Пусть не так быстро, но все же растет число людей, которые ищут пути использования снов, и практически их используют; развивается культура нового отношения к снам. Ниже мы попытались выделить и перечислить некоторые области, в которых использование снов и сновидных состояний уже имеет место или в которых оно может быть достаточно плодотворным (разумеется, список этот можно продолжить).

Здоровье

Первое, что ассоциируется со сном, это, конечно же, отдых и хорошее самочувствие, то есть — здоровье. Сон восстанавливает силы. Встречаясь с серьезной болезнью (или жизненным кризисом) человек инстинктивно начинает больше спать, уходит в себя. Постельный режим часто оказывается лучшим лекарством, именно после ночного сна обычно приходит облегчение и болезнь отступает или же проходит вовсе. Некоторые лечебные процедуры оказываются поразительно эффективны, если применять их именно во сне.

Последнее обстоятельство мы использовали сами для лечения болей в спине у себя и своих знакомых. Было сделано небольшое устройство для “концентрации внимания” организма на поврежденном месте во время сна, результат применения этой методики превзошел все ожидания. Позже один из врачей объяснил, что такого же эффекта можно достичь без всяких приспособлений, если научиться самостоятельно удерживать внимание во сне на больном месте или органе.

Концентрирование внимания на больном месте во время сна приводит к появлению установки на восприятие боли как призыва к концентрации ресурсов, призыва к скорейшему выздоровлению; это аналогично давно развиваемым методикам лечения с помощью визуализаций, когда человек учится “видеть” свой больной орган, представляет, как улучшается его работа, как он выздоравливает… Для подобных занятий и упражнений сновидные состояния являются идеальными.

Использование сна для решения задач

Часто это происходит естественным путем: беспокоящая проблема (задача) крутится в голове, мешает уснуть… утром же ты просыпаешься с пониманием того, как ее нужно решать, куда двигаться дальше; возможно и так, что решение приходит прямо во сне.

Такой процесс можно организовать и специально: перед тем, как лечь спать, мозг интенсивно “загружается” задачей, которую нужно решить, информацией, которую необходимо усвоить, чтобы во время сна все это “крутилось и обрабатывалось”, чтобы включилось в работу подсознание, начали использоваться его ресурсы (подобное мы сами не раз успешно делали). В случаях, когда задача захватывает человека целиком, становится для него сверхважной, данный механизм проявляется наиболее сильно и ярко — развивается бессонница.

И не стоит привычно относиться к ней исключительно как к проблеме, в действительности это особый режим функционирования психики, при котором подсознание открывается для взаимодействия, и сознанию становятся доступны его ресурсы. Стоит обратить внимание, что “бессоннице” подвержены многие “творческие люди”, ученые, писатели. Для них она является временем и состоянием, когда хорошо думается, размышляется, когда приходят новые идеи и переосмысливается уже известное (ночами придумывал свои “полуночные задачи” Л.Кэролл, ночами создавал романы Р.Л.Стивенсон).

Очень плодотворным временем может быть утро, когда человек только проснулся (начал просыпаться), но еще не захвачен дневными заботами и делами. Психика в эти моменты отдохнувшая и предельно чистая, идеально подходящая для того, чтобы загрузить ее тем, что важно. Для решения более специфичных задач, требующих более полного, более глубокого проникновения внутрь себя, в глубины своей души, можно использовать “высокоорганизованные” утренние циклы сна (особенно, если есть партнер-помощник, который способен направлять и корректировать процесс).

“Сны – царская дорога в подсознание”

Со снами давно работают психологи, психоаналитики и многочисленные любители, используя их, как возможность заглянуть в подсознание. Сны позволяют многое заметить и понять. Но как правило вспоминаются они и как-то фиксируются уже постфактум, после просыпания. Из-за этого значительная часть информации и переживаний теряется и необратимо искажается. Предлагаемые система и методика позволяют работать со снами практически “в процессе”, в состоянии, когда человек лишь слегка подпробужен и в нем еще живы “картинки” и впечатления, ощущения происходящего.

Работа

Все, что не требует активных физических действий и работы с внешней информацией, в принципе, может выполняться в сновидном состоянии, — причем может выполняться гораздо эффективнее, чем в обычном бодрствовании. Сновидные состояния являются оптимальными для работы, связанной с представлениями, визуализацией, мысленным анализом, проигрыванием ситуаций и т.д.

Моделирование реальности: “вещие сны”

Одна из важнейших функций мозга и психики — моделирование реальности и предвидение, подготовка к будущему. Что бы мы ни делали, чем бы ни занимались, сначала мы проигрываем (переживаем) свои действия в рамках внутрипсихических моделей. Это безопасный способ поиска новых возможностей, опробования различных сценариев поведения и отбора оптимальных вариантов. В снах и сновидных состояниях мы собственно и имеем дело с этими моделями в наиболее ярко выраженной форме.

Природа подстраховала нас, дав нам своего рода тренажер, “виртуальную реальность” для прогнозирования и репетиции будущего, для тренировок — для того чтобы пробовать, искать, отрабатывать как психические, так и физические навыки прежде, чем перенести их в реальность, в которой ошибки могут быть по-настоящему опасными и губительными.

Данный механизм давно используется в спорте – это идеомоторные и визуальные тренировки, при которых спортсмен отрабатывает движения в воображении. После чего гораздо легче и правильнее выполняет их в реальности.

Нужно учитывать, что даже если мы не используем данный механизм сознательно, он все равно действует — опыт жизни в снах и сновидных состояниях все равно переносится в реальность, так или иначе проявляется в каких-то наших чертах, склонностях, поступках. Сны как бы опережают и предвещают реальность. В них формируется и зреет то, что потом в эту реальность воплотится. Именно в этом смысле они действительно являются вещими.

Действия в мире сна что-то меняют внутри нас, внутри нашего мозга, организма, психики. Изменения внутренние неизбежно приводят к изменениям внешним. Отношения с персонажами снов переносятся на наши отношения с реальными людьми. Пережив что-то новое во сне, найдя более эффективную стратегию поведения, опробовав новый стиль, иной подход в “мире воображаемом”, мы начнем по-иному действовать также и в мире реальном. Начнем по-иному себя вести и выглядеть, по-иному общаться, иначе относиться к миру, и мир, соответственно, начнет иначе “относиться” к нам. Становясь другими во сне, мы постепенно становимся другими в реальности.

Поэтому в мире снов вовсе не стоит делать все, что угодно — грубые действия, неэтичные “игры” со сном могут незаметно и коварно привести к малополезным изменениям в психике и в нашей реальной жизни, особенно в отношениях с другими людьми. Мир снов тесно связан с нашим подсознанием и в некотором смысле он действительно настоящий. Когда сон завершается, кем или чем становятся его персонажи? Столь ли бесследно они исчезают? Затихает ли эхо наших поступков во сне?

Существуют практики работы со сновидениями, в которых предлагается поверить, что человек в сновидениях лучше, умнее, совершеннее, чем в бодрствовании. И с такой настроенностью анализировать, видоизменять и использовать свои сны. С тем, что во снах мы ВСЕГДА лучше и совершеннее можно поспорить. Однако безусловным является то, что если мы стремимся становиться в сновидениях совершеннее, лучше и т.д., — то тем самым мы направляем переформирование себя к все большему совершенствованию в реальности.

Когнитивная психология

Во время снов и сновидных состояний мы имеем возможность наглядно видеть, наблюдать то, как работают и взаимодействуют наше сознание и подсознание. Это дает возможность лучше понять, – что вообще происходит у нас “в голове”, когда мы думаем, ищем решения, творим и т.д. Какие механизмы работают, каким правилам и закономерностям подчиняются идущие процессы.

Нужно ли говорить, насколько важно подобное понимания для всех сфер умственного труда (в сущности, вся наука построена на умении строить “in mind” различные модели реальности и работать с ними). Это потенциально богатая, почти не тронутая, уникальная область для исследований, которая наверняка позволит находить и создавать существенно более эффективные системы обучения и работы.

Развлечение и удовольствие

Сны, необычные состояния сознания — это просто интересно, захватывающе, приятно. Переживаемое в воображении, и особенно в снах, может не только не уступать, но превосходить по силе реальные ощущения и впечатления (особенно при небольшой тренировке).

В нашей внутренней “виртуальной реальности” мы являемся и зрителями и участниками, со-режисерами, сценаристами, художниками и т.д., — в ней зарождаются и могут создаваться самые разнообразные, живые, интерактивные “фильмы”, для которых подсознание предоставляет практически неисчерпаемый материал.

“Настоящий мир сна”

Однако нужно заметить, что на практике реально используются в основном те сновидные состояния, в которые человек попадает непосредственно из бодрствования. Такие состояния более близки к бодрствованию, чем к сновидению, больше похожи на представления и фантазии, чем на сны. На сегодняшний день практически не используется потенциал по-настоящему глубоких сновидных состояний, предельно приближенных к “настоящим” сновидениям.

В сновидениях образы не просто яркие, но предельно полные и реалистичные, “настоящие”; общение и взаимодействие идет не с воображаемыми “частями личности”, но как бы с настоящими субъектами, с “живыми” людьми в “настоящем” мире сна; и здесь уже имеет место не просто отрешенность от мира внешнего, но почти полная моторно-сенсорная изолированность, парализованность сенсорных и двигательных систем.

Многие люди хотели бы проникнуть в “этот настоящий мир сна” осознанно, изучать его непосредственно и изнутри (а не только с трудом припоминая пережитое), преодолеть существующую разорванность дневной и ночной жизни, привычного сознания бодрствования и расщепленного сознания сновидений. Более того, исследование режимов работы психики столь кардинально отличающихся от тех, с которыми мы привыкли иметь дело в обычной “бодрой” жизни, само по себе захватывающе интересно и может оказаться чрезвычайно перспективным.

Проблема заключается в том, что человек, находящийся в сновидении, практически полностью отключен от мира внешнего. Очень сложно получить хоть какую-то информацию от спящего. В обычных условиях во время сновидения с хорошо развитым сенсорно-мышечным сонным параличом только глаза и дыхание остаются доступны спящему для передачи информации во вне. Фактически спящий может передавать лишь сообщения типа “Да”, “Нет” и т.п., с использованием заранее согласованных движений глаз.

Замечено, что при определенных условиях, спящий способен воспринимать сигналы из вне. Более того, как мы убедились, человек, находящийся в сновидении, способен слышать, что ему говорится, адекватно понимать обращенную к нему речь, осознавать, что с ним происходит.

Если в моменты, когда спящий “видит картинки”, осторожно и аккуратно помочь ему активировать не только слуховую, но и речевую систему, установить раппорт со спящим, то появляется возможность для общения с ним. Человек при этом просыпается не окончательно, а выходит в сновидное состояние как бы с другой стороны – из сновидения.

Такое сновидное состояние может оставаться чрезвычайно глубоким, намного более близким к сновидению, чем к бодрствованию. В нем еще “видятся”, живо помнятся картины сна, ощущения и переживания, но при этом человек уже способен что-то рассказывать, отвечать на вопросы. С ним уже можно вести диалог, расспрашивать о происходящем.

Если все сделано правильно и квалифицированно, то обычно:

  • Попытки установить раппорт и начать взаимодействие воспринимаются комфортно.
  • По-другому, не так, как в бодрствовании, звучит голос.
  • Человек погружен в только что пережитое, оно еще “стоит перед его глазами”, хранится в ощущениях, легко оживает и вспоминается. Но при этом он уже способен рассказать о том, что с ним происходило. После чего, как правило, легко и быстро возвращается в сон.
  • Легко возникают, захватывают и ведут за собой яркие, “живые”, зачастую вполне реалистичные образы.

Весьма характерным является то, что человеку, находящемуся в сновидном состоянии, часто кажется, что он находится в обычном бодром состоянии сознания. В той или иной степени он способен говорить, анализировать и осознавать, что с ним происходит. Но если позже, после того как он действительно полностью выйдет в бодрствование, в свое нормальное “дневное” состояние, дать ему прослушать запись диалога с ним, то нередко выясняется, что многое из сказанного он не помнит или помнит и оценивает совсем иначе. К тому же, себя “того” — свой голос, свою речь, что и как говорилось, он уже не воспринимает как присущие ему в обычном бодрствовании. (Вообще подобный феномен характерен и для ряда других измененных состояний сознания. То, что люди не замечают даже очень существенных изменений своего состояния, отмечается многими психологами и исследователями)

Основной трудностью, из-за которой подобное сложно осуществить, является необходимость с высокой точностью “отлавливать” нужные фазы сна. Все должно происходить именно в те моменты, когда у спящего активируется психика, возникают “картинки”. Реально, это время, когда на сомнограмме появляются характерные для сновидений вспышки веко-глазодвигательной активности. Причем эти вспышки чередуются с периодами “покоя”, характерными для “медленного сна”.

Общение со спящим должно приходиться точно на пики естественно возникающей активации психики. И его следует прекращать, как только эти эпизоды естественной активации исчезают, или появляются признаки начала нового цикла сна. Только при таком условии возможно “экологично”, успешно и “безболезненно” установить раппорт со спящим (не нарушая идущие при этом естественные процессы, а согласуясь с ними и используя их), перевести его из сновидения в сновидное состояние и в этом состоянии разговаривать с ним.

Синхронизация общения со “вспышками” активности должна осуществляться с точностью до секунд. Понятно, что для достижения такой синхронности необходимо оперативно и точно отслеживать состояние спящего. Сделать это можно лишь с помощью специально предназначенной для этого аппаратуры.

Выводы

  1. На конкретном примере показано, что возможно создание системы, которая:
    • приспособлена для удобного и регулярного исследования сна и сновидений, работы со сном даже в домашних условиях. В частности, процедуры наложения/снятия датчиков требуют всего нескольких секунд;
    • для съема физиологической информации не использует электродные датчики. Тем не менее, система позволяет строить достаточно информативные сомнограммы, которые в удобной и наглядной форме отображают происходящее со спящим во время сна, причем — в режиме реального времени;
    • позволяет взаимодействовать со спящим непосредственно во время проведения научного эксперимента, психотерапевтической или иной работы. В частности, позволяет исследовать сон и работать с ним “внутри”, в самом сне.
  2. Главная особенность предлагаемой методики исследований — диалог между человеком, находящемся в глубоком сновидном состоянии и бодрствующим партнером. Это дает возможность:
    • корректировать и направлять “работу” спящего со своим сновидением непосредственно в процессе сна, управлять его действиями и поведением “внутри” сновидения;
    • сопоставлять внешние, объективно фиксируемые с помощью приборов характеристики процесса сна — и субъективные внутренние переживания испытуемого;
    • по сравнению с традиционными способами вспоминать и записывать сны “постфактум”, после того как человек пробудился окончательно и о чем-то забыл, данная методика позволяет воспроизводить сны и фиксировать переживаемое в сновидении гораздо полнее.
  3. Предполагается, что такой диалог:
    • развивает способность лучше осознавать и понимать происходящее не только в сновидениях, но и вообще внутри себя: в душе, в теле;
    • учит более тонко дифференцировать свои состояния, замечать внутренние персонажи и диалоги, наблюдать, как зарождаются и развиваются образы, мысли, желания и т.д.
    • дает возможность исследовать режимы работы психики и мозга, существенно отличающихся от тех, к которым мы привыкли в обычном бодрствовании;
    • позволяет более глубоко проникать в собственное подсознание, учиться лучше понимать в нем происходящее и взаимодействовать, общаться с ним.

Опыт диалога между спящим и бодрствующим может стать способом преодолеть разорванность, сблизить мир бодрствования и мир сна, внешнее и внутреннее, фактически начать “строить мост” между сознанием и подсознанием, между функционально расщепленными, разобщенными частями собственной психики. Что дает возможность объединить их ресурсы, — использовать опыт осознанной, бодрствующей жизни для лучшей организации подсознания, для решения имеющихся и возникающих там внутренних проблем и, наоборот – использовать богатство и ресурсы подсознания в реальной жизни.

В заключение отметим, что подобные диалоговые эксперименты почти всегда были необыкновенно интересны и приятны для спящего, вызывали яркую, эмоционально-позитивную реакцию по пробуждении.

Список литературы

  1. Стивен Лаберж. Осознанное сновидение.

  2. С. Лаберж, Х.Рейнголд. Исследование мира осознанных сновидений

  3. Гарфилд П. Творческое сновидение. Москва, издательство Трансперсонального Института, Санкт-Петербург, “Евразия”, 1996.

  4. Барбара О’Брайен. Необыкновенное путешествие в безумие и обратно (Операторы и Вещи). Москва, Независимая фирма “Класс”, 1996)

Сны ^