Исследования в осознанных сновидениях

Когда мы, после того как побывали в другой стране, рассказываем о том, что там видели или с кем встречались, это воспринимается очень привычно и понятно. Этими же словами, в этих же выражениях мы нередко описываем свои переживания после сновидений. Что стоит за подобными описаниями?

В архаичных культурах, да и немало людей в современном мире верят, что в сновидениях наша душа перемещается в иные реальные миры. Подобные верования полностью игнорируют научно физические представление о мире. Для более современных взглядов характерны утверждения, что в сновидениях мы предельно реалистично, как галлюцинации воспринимаем образы из своего подсознания. Только ведь с этими “образами” мы иногда очень по-настоящему общаемся, и ведут они себя нередко как вполне самостоятельные личности. Да и весь мир сновидений субъективно воспринимается как очень настоящий.

По сути, он (мир сновидений) и есть настоящий, только он строится не из элементарных частиц и атомов, как реальный мир, но как функциональная модель в нейросети собственного мозга, которая создается из биологических структур и процессов. Естественно, мир сновидений существенно отличается от реального мира, например тем, что:

Тем не менее, все эти отличия не препятствуют ему быть настоящим во время цикла его существования. Вопрос лишь в том, насколько мир сновидений настоящий и чем он объективно и субъективно отличается от реального мира.

Осознанные сны уникально полезны тем, что они позволяют целенаправленно и максимально полноценно проводить исследования непосредственно внутри мира сновидений.

Именно такой цикл исследований я начал в собственных осознанных снах.

Исследование субъективной реалистичности мира сновидений

В осознанных снах я ходил и внимательно смотрел, разглядывал окружающее, брал в руки и ощупывал различные предметы или “физически” изучал окружающее, слушал голоса других людей и пробовал разную пищу. Непосредственно в сновидениях я анализировал происходящее и запоминал конкретные выводы. После сна, в состоянии бодрствования старался вспомнить и еще раз проанализировать происходившее в сновидении.

Подобная деятельность очень естественно вписывалась в контекст всех снов и была легко осуществима. Все что требовалось - это предварительно, перед сном наметить и сформулировать цели и задачи и немного представить свои возможные действия. Впрочем, это же было важно делать и в других целенаправленных экспериментах со сновидениями. Как оказалось, во время сновидения почти не удается ставить новые цели, а только реализовывать заранее намеченные.

В этих исследованиях меня не преставала поражать абсолютная субъектная реалистичность окружающего. Временами казалось, что мир снов даже более реалистичен, чем внешний мир. Во всяком случае, он иногда воспринимается как-то ярче и вызывает более четко выраженные ощущения, чем те, что мы обычно испытываем в реальности.

Впрочем, такая полная реалистичность наблюдается не всегда. Во многих снах картинка была блеклой или не слишком четкой, а иногда и вовсе отсутствовала. Заметно устойчивее и полнее были телесные ощущения и порой звуки, голоса окружающих.

Как начинаются и заканчиваются сны

Сначала удалось научиться преднамеренно выходить из осознанных снов. В большинстве случаев, для этого надо было просто решить выйти из сна и сосредоточиться на этом решении. Все же пару раз такое не срабатывало, и появлялся страх, что мне не удастся выйти из сна

Самым надежным способом для произвольного выхода из сновидения оказался контроль дыхания. Я целенаправленно дышал во все более принудительном ритме, все более сосредотачиваясь на РЕАЛЬНЫХ ощущениях в груди. Эти ощущения легко вытаскивали меня из сна.

Интересно, что в ранних опытах выход из сновидения иногда сопровождался достаточно сильными и специфичными ощущениями, похожими на те, что описывают в мистической литературе. Это напоминало быстрый полет через некий туннель из сна в обычный мир. Картинка была похожа на те, что показывают в некоторых фантастических фильмах в сценах перехода в “иные” миры. Но так было всего несколько раз, после чего необычные ощущения и переживания исчезли.

Сейчас выход из сна всегда происходит мягко и естественно. Просто блекнет картинка, и исчезают иные “сонные” ощущения. После чего начинает все лучше восприниматься реальный мир. Весь процесс перехода обычно длится не более нескольких секунд.

Сложнее оказалось проследить, как возникают сновидения. Выяснилось, что начинаться они могут очень по разному, например:

Исследования степени субъектности окружающих и некоторых их особенностей

Во снах мы часто с кем-то разговариваем, общаемся и даже “физически” взаимодействуем. Кто они, те люди, что окружают нас во снах? Насколько они настоящие, самостоятельные личности? К чему они способны? Что они могут?

Я целенаправленно разговаривал с окружающими, задавал им определенные вопросы. Такое тоже хорошо вписывалось в сюжет большинства снов.

Оказалось, что многие персонажи сновидений способны делать лишь то, что они уже делают. Например, просто идти по улице с определенным выражением лица. Попытки вступить с ними в контакт как бы игнорировались. Меня просто не замечали и не слышали. Если я вставал у них на пути, то на меня наталкивались как на неожиданное препятствие.

Но обнаружился неожиданный и интересный феномен - через какое-то время, часто через пару - несколько секунд они внезапно как бы выходили из некого забытья. После чего с некоторыми из них можно было разговаривать. Ряд персонажей изначально был более развит и способен к общению.

Со временем мир моих сновидений заметно изменился, в частности выросло число людей, с которыми стало легко общаться. Интересно, что подобные перемены начались и в реальном мире.

Как тебя зовут?

Этот простейший вопрос я задал наверно десяткам из обитателей моих сновидений. Практически все легко и охотно называли свое имя, но далеко не всегда удавалось узнать их фамилии. Часто меня как бы не слышали или ответы звучали невнятно. Приходилось переспрашивать и заметно напрягаться, чтобы расслышать фамилии. Иногда слишком настойчивая попытка узнать фамилию приводила к исчезновению спрашиваемого. Большинство имен и фамилий были очень обычны, но изредка встречались и редкие. Например, в одном сне, но в его разных сценах это были Горацио и Дафния.

Самым интересным эпизодом в этой серии была сцена, когда девушка вместо того, чтобы ответить, неожиданно стала с обидой говорить мне, что я недавно это у нее уже спрашивал. После чего сама мне очень эмоционально и четко повторила и свое имя и даже фамилию. Как я вспомнил, эти имя и фамилию я слышал в сновидении, которое было за несколько дней до этого. Любопытно, что эти девушки в разных снах чисто внешне были заметно иными, но в чем-то очень сходными по характеру и манере поведения.

Кто ты? Чем занимаешся?

На вопросы подобного типа в основном отвечали достаточно подробно и охотно. Всегда рассказывали обычные житейские истории.

Например: “Я живу здесь уже несколько лет, а сейчас ремонтирую свою квартиру и далее всякие подробности”. Интересно то, что у всех опрошенных было определенное максимальное время, ранее которого они ничего про себя не помнили.

Ты меня знаешь. Мы все знаем друг друга

Я подумал, что поскольку во снах мы все существуем в общей нейросети единого мозга, то это нас очень роднит и объединяет. Общая нейросеть позволяет нам даже без слов “телепатически” понимать и чувствовать друг друга.

Я стал останавливать совершенно случайных окружающих и спрашивать - утверждать: “Ты меня знаешь - вспомни”. Иногда не сразу, но в итоге они всегда “вспоминали”, что явно знают меня. Только редко могли вспомнить, как именно мы знакомы. Это как встреча на улице, когда человек тебе явно знаком, но ты не можешь вспомнить кто он.

В этой же серии экспериментов я окончательно убедился, что благожелательная или иная настроенность легко передается другим персонажам сна. Можно заметить, что и в реальной жизни нередко происходит очень похожее.

В ряде последующих снов я просто подходил к кому ни будь, как к хорошему знакомому и, например, просил показать мне самое интересное место в этом мире. И меня действительно провожали в достаточно интересные места.

Исследование возможности развития мира снов и его обитателей

Как я обнаружил, в моих снах большинство жителей представляют собой достаточно простые, даже примитивные личности, поведение которых варьирует в достаточно узких рамках определенного сюжета.

В основном, они вели себя как актеры, исполняющие заранее заданную роль. Тем не менее, было немало исключений, вроде той девушки, которая помнила происходившее в предыдущих снах и вела себя существенно живее, интереснее и самостоятельнее. У меня создалось впечатление, что некоторые обитатели хорошо представляли себе особенности мира снов и в нем происходящее и, меняя облик, появлялись в разных снах.

Я предположил, что весь мир снов и его обитатели способны к практически неограниченному развитию, и я могу этому способствовать. Эта уверенность возросла после анализа ряда снов и переживаний других людей и особенно, после знакомства с описаниями переживаний шизофреников. Острый шизофренический эпизод поразительно напоминает самое обычное сновидение, но очень устойчивое и с хорошо развитыми персонажами.

Во снах я пробовал рассказывать окружающим об особых возможностях мира сновидений, но такие рассказы практически не воспринимались, да и не слушались. Гораздо лучше удавалось учить других чему-то конкретному, показывая и объясняя им это или как-то ментально, с помощью только собственной веры способствовать их быстрому развитию.

Все вместе учимся летать

Это получалось достаточно успешно. Я просто говорил окружающим, что такое возможно и показывал, как это делать. Обычно я подпрыгивал и зависал в воздухе. И иногда вместе со мной так начинали делать десятки людей вокруг. Иногда я брал кого-то за руки, и мы прыгали синхронно вместе или брал на руки в совместный полет.

До того, в ранних снах я всегда летал только один. Вдруг, в очередном полете, я заметил женщину, которая сама по себе летала между домов.

Постепенно количество летающих стало заметно расти. В отдельных снах я стал слышать фразы типа: “Пойдем летать”.

Изменись! Ты это можешь!

Сновидение: Я вижу в городском дворе уродливую маленькую девочку, которая к тому же вообще какая-то убогая. Подхожу к ней и говорю: “Давай меняться. Ты это можешь!”. И просто жду с верой, что что-то интересное произойдет.

И действительно - эта девочка растет прямо на глазах и превращается во вполне нормальную, только некрасивую девушку. Ей я снова говорю что-то типа: “Меняйся еще, развивайся дальше”. И снова жду, веря, что так и будет. И она как-то незаметно превращается в своеобразно симпатичную девушку.

Во снах вера действует как волшебная палочка, которая способна творить чудеса. Впрочем, так она (вера) часто действует не только во снах.

Мы все расположены друг к другу. Мир снов способен становиться лучше

Это была общая идея, достаточно близкая к тому, что описывает в своих книгах Патриция Гардфилд. Ранее я заметил, что мои отношения, убеждения и действия очень существенно влияют на происходящее во снах. На грубость часто отвечали грубостью, страх мог порождать встречную агрессию, а этически некорректное поведение нередко разрушало мир сна или его обитателей.

Я решил придерживаться во снах определенной этики, принципов и правил поведения. Ложась спать, я стал просто соответствующим образом настраиваться, представлять, как примерно я буду вести себя в возможных ситуациях, каких принципов и правил придерживаться.

После сна я вспоминал и анализировал происходившее в сновидениях и, если что-то меня не устраивало, то искал другие варианты для своего поведения. Со временем это стало привычкой, естественным стереотипом жизни.

Интересно, что все это начало работать не только в осознанных снах, но еще заметнее в самых обычных. Постепенно мои сны начали существенно меняться. Все реже появляются неприятные сцены и все больше снов стали интереснее и приятнее. Я все чаще стал просыпаться в каком-то особенно хорошем настроении.

Заметный сдвиг произошел на записях сомнограмм. Увеличилось время сновидений. В отдельные ночи общая продолжительность снов заметно превышает два часа. Сплошные серии сновидений стали иногда длиться более часа.


Традиционно сны принято анализировать и искать в них некий смысл, пытаться через сны лучше понять себя. Но во снах можно просто жить, как в неком особенном мире. Мир снов и его обитателей можно воспринимать, как что-то очень настоящее и живое и способствовать их улучшению и развитию. Собственно это есть очень естественный метод преобразования своей души и все более осознанного участия в жизни своего подсознания.

Очевидно, мир снов и собственную душу можно изменять и в менее позитивных направлениях, даже так, как это делают будущие пациенты психиатрических клиник. Именно поэтому здесь важна аккуратность, осторожность и самое главное - этика поведения во снах.

Сны ^