Нешкольная жизнь.
«замечания, дополнения»

Не легко найти в себе силы. Но потом еще труднее их в себе удержать

Принципиальные возражения вызывают такие слова и выражения, как “нешкола”, “нешкольное обучение”. При использовании этих терминов возникает ощущение негативного противопоставления обычной школы и нашей системы домашнего обучения. На самом деле, мы просто перестали воспринимать школу, как нечто имеющее отношение к формированию и развитию интеллектуальных способностей.

В этом смысле, мы не противопоставили себя школе, а полностью забыли о ней. Как выяснилось, если я иногда сравнивал что-то в нашей системе со школьной, то дети вообще перестали замечать школу, как объект для такого сравнения и противопоставления. Называть нашу систему “нешкольной” - с таким же успехом ее можно назвать “недискотечной”, “непионерлагерной” и т.п.

Иногда школа воспринималась, как досадная помеха или как некая “контора” для получения “бумаг”, необходимых для поступления в институт. Или, в существенно более положительном смысле, - как место для “тусовки”, для “удовлетворения социального голода”.

И в этом смысле, дети относились к школе вполне позитивно. Они с заметным удовольствием ходили в школу, чтобы пообщаться с ребятами и даже - с некоторыми из учителей. Замечу, что несколько учителей в нашей маленькой сельской школе на юге России искренне старались помочь детям: приносили им книги из своих личных библиотек, позволяли свободно работать в физической лаборатории и даже брать приборы домой.

В дальнейшем, во время олимпиад, в зимнем тренировочном лагере (во время отборочного тура на международные олимпиады) и уже после поступления в МФТИ мы “сделали открытие”, что существуют школы и школьные учителя, которые отлично справляются с задачей развития интеллектуальных способностей. Особенно запомнился пример “обычной” школы из города Тулы, команда которой выступала на равных, например, со всей сборной зоны Сибири и Дальнего Востока или сборной - всего Юга России. Наконец мы “заметили”, что кроме нас - ВСЕ остальные участники олимпиад и студенты того же МФТИ - “воспитанники” определенных школ, школьных учителей.

Тем не менее, школ и учителей, которые позволяют детям достаточно полно развить их потенциальные способности - ничтожно мало. Они есть далеко не в каждом городе или даже - в области. Что самое странное и удивительное - эти школы и их учителя существуют как бы в неком “информационном вакууме”, будто - “на другой планете”. Я не встречал упоминаний о них в средствах массовой информации, в популярных “педагогических” книгах и т.п.

Многие родители стремятся поместить детей в лучшие школы, отдать их в руки лучших педагогов. И не догадываются, что иногда, лучшими “педагогами” могут оказаться они сами, а лучшей “школой” - их дом!


Из всего периода нашего домашнего обучения, сын считает действительно эффективными всего несколько месяцев интенсивной учебы в заочных физмат школах и последовавшую после них первую “олимпиадную эпопею”. На этом фоне, все остальное ему представляется, как почти пустая трата времени. Например, те же “Да-Нетки” или наши занятия логикой Л.Керрола.

Полагаю, что в какой-то мере он прав - именно в это время мы с ним работали в очень интенсивном и по особому организованном режиме, в неком почти симбиозе. Такой режим оказался удивительно эффективным для развития интеллектуальных способностей. В частности, всего за несколько недель сын перешел от “нетвердого” решения физико-математических задач уровня районных олимпиад к успешному решению задач уровня Российских, а еще через несколько недель - Всесоюзных.

В это время сын поступил сразу в несколько заочных физмат школ и на “Малый Мехмат МГУ”. Кроме того, - решались задачки достаточно высокого уровня из нескольких специальных задачников. В эти месяцы, сам я параллельно и почти на равных “учился вместе с ним”, в тех же самых физмат школах, решал те же самые задачки.

Важно: я вовсе не натаскивал его на решение этих задач, но такая параллельная работа позволяла мне очень точно чувствовать, что происходит в его душе и эффективно помогать ему в развитии. Например, просто выбирая для него подходящие и наиболее интересные, развивающие задачи.

Кроме того, мы в это время вообще жили очень “синхронной жизнью”, очень одинаковой и параллельной. Вместе и одновременно занимались с задачками, сидя за рядом стоящими столами и “боковым зрением” наблюдая друг за другом. В большинстве случаев, такого “бокового наблюдения” оказывалось достаточно: стоило мне решить задачу, как сын тоже вскоре “улавливал”, как это сделать. Через несколько месяцев он стал все чаще опережать меня.

А еще мы вместе занимались спортом и “закаливанием”, вместе бегали и катались на лыжах…, жили в едином, очень целенаправленном и продуманном (в основном, мною) режиме.

С другой стороны - этот режим требовал уж слишком высокой концентрации сил, а так же - достаточно сильного уровня мотивации, веры в необходимость именно так жить, мощного стимула. Таковым для него оказалось желание поступить в физмат школу интернат в Новосибирском Академгородке, учеба и жизнь в которой, в окружении наиболее талантливых и интересных ребят, нам представлялись чем-то невероятно привлекательным. Кроме того, туда только что поступила дочь и писала о своей жизни в ней большие и восторженные письма.

Но вот цель была не только достигнута, но с запасом перекрыта. Стимул исчез. А еще оказалось, что его успехи ни кому, кроме меня (и его сестры) практически не интересны, почти - не значимы. Аналогичные “открытия” он делал и после последующих олимпиадных эпопей. Мне стало все сложнее убеждать его в необходимости тратить так много времени и сил на интенсивное развитие, на “физику с математикой”. К счастью, тот рывок оказался столь велик, что его хватило на все последующие “школьные” годы.

Сам я думаю, что предшествующий период существенно более “мягкой” работы был далеко не бесполезен. Именно тогда были заложены основы для последующего “взлета”. Те же “Да-Нетки” были не только и не просто развлечением, а уж логика Л.Керрола - и подавно. После той, первой олимпиадной эпопеи, наши занятия по-прежнему продолжались. Правда, мы стали много спорить и выбирать более приемлемые для него формы работы. Сын не прекратил свое развитие. Скорее - стал искать какие-то свои, лишь ему ведомые пути…


После первой олимпиадной эпопеи я попытался “позволить сыну взять на себя ответственность за собственное развитие”, и он искренне старался это делать, но не тут то было. Оказалось, что для этого тоже необходимо специально формировать и развивать определенные способности и навыки. Для нас эта задача оказалась куда более сложной, чем развитие способности решать сложные физико-математические задачи ;)

Обучение ^