Избранные места, выдержки, цитаты

Здесь собраны выдержки из самых разных источников. Те, - что показались мне интересными, но которым не нашлось места в уже написанных текстах.


Для понимания сути шизофрении интересно проанализировать ее основные диагностические симптомы:

Психиатры разных стран с уважением относятся к диагностическим “Симптомам первого ранга”, предложенным К. Шнайдером:

  1. Слуховые галлюцинации, при которых “голоса” проговаривают мысли пациента вслух.
  2. Слуховые галлюцинации, при которых два “голоса” спорят между собой.
  3. Слуховые галлюцинации, при которых “голоса” комментируют действия пациента.
  4. Тактильные галлюцинации, когда пациент ощущает прикосновение чего-то постороннего.
  5. “Изымание” мыслей из головы пациента.
  6. “Вкладывание” мыслей в голову пациента, осуществляемое посторонними лицами.
  7. Вера в то, что мысли пациента передаются другим, словно по радио.
  8. “Вкладывание” в сознание пациента ощущений других людей.
  9. “Вкладывание” посторонними лицами в сознание пациента непреодолимых импульсов.
  10. Ощущение, что все действия пациента осуществляются под чьим-то контролем, автоматически.
  11. Бред, при котором нормальные события воспринимаются как имеющие особый, “скрытый” смысл. симптомы процитированы из книги Э. Фуллер Торри “Шизофрения” 147, с. 113-114

Симптомы первого ранга обладают большой диагностической силой, но, как отмечают Г.И. Каплан и Б.Дж. Сэдок, ссылаясь на воззрения самого К. Шнайдера, ни их наличие, ни их отсутствие однозначно не определяют диагноз (Волков Павел, “Разнообразие человеческих миров”)

Можно заметить, что все эти симптомы (кроме последнего) можно объяснить тем, что в душе, в мозге шизофреника “живут” некие дополнительные субъекты, голоса которых он слышит, чувствует их прикосновения… Эти дополнительные субъекты могут контролировать мысли и действия шизофреника или прямо управлять его поведением. Они могут стать зримыми в его галлюцинациях или оставаться невидимыми и почти не замечаемыми…

Собственно в этом и заключается суть многих (но отнюдь не всех) форм шизофрении: мозг, психика шизофреника расщеплена и в ней кроме основного “Я-субъекта” образуются дополнительные субъекты. В принципе, похожие “субъекты” живут в мозге и психике любого человека, и именно с ними мы ведем нескончаемые внутренние диалоги. Но для большинства людей эти субъекты есть нечто эфемерное и практически не замечаемое.

В норме, только в период сновидений некоторые из них могут становиться зримыми и предельно реалистичными. У шизофреника, который застрял в неком нескончаемом сновидении, эти “внутренние субъекты” достигают значительной степени развитости, реалистичности и, главное, - самостоятельности. Развиваются и крепнут нейронные структуры, которые составляют “тело” этих субъектов… Проиллюстрировать вышесказанное можно некоторыми изысканиями в области профессионального литературного творчества:

На мой вопрос, как они творят, все остальные, с кем мне довелось беседовать, в один голос отвечали: “Само пишется”. Пытаясь объяснить свое состояние вдохновения, они говорили об очень интересных вещах. “Мне казалось, что я работаю как рация в режиме приема”. “В голове как будто кран открылся”. “Такое состояние, что я не смог бы заставить себя написать по-другому”.

“Слова появляются внезапно, одно за другим, с такой настойчивостью, что противиться этому нет сил. Надо немедленно их записать, иначе испытываешь страдание почти физическое, которое не покидает тебя, пока ты не отдашься творчеству”. Барбара 0’Брайен “Необыкновенное путешествие в безумие и обратно: Операторы и Вещи” - М,: Независимая фирма “Класс”, 1996. Стр.119

Интересно сравнить эти высказывания с вышеперечисленными диагностическими “Симптомами первого ранга” К. Шнайдера. Конкретно - с шестым, девятым, десятым.


Среди определенной части людей есть тяга делать нечто такое, чтоб “крыша поехала” или как сейчас модно выражаться “сдвинулась точка сборки”. Ради “острых” и необычных ощущений или по другим мотивам.

Доктор Шибанов - отец-основатель и председатель Общества добровольных шизофреников! Одна из целей общества так определена его председателем:

“Истинные шизофреники, коими мы хотим стать, - это творческие люди. Они занимаются искусством, точными науками, изобретательством”.

Монолог Шибанова за чашечкой черного кофе: “Я не могу сказать, что существует единственный рецепт, чтобы стать шизофреником. Каждый сходит с ума по-своему. Можно дать, конечно, общие рекомендации. Это большое количество крепкого (почти чифир) чая, кофе. Попробуйте не спать несколько суток подряд. Очень помогает и контактная шизофрения. В нашем Обществе есть и официальные шизофреники. Мы их называем консультантами. После длительного общения с “шизами” у многих людей, особенно с неустойчивой психикой, начинает крыша ехать.

Довольно крутое средство - музыка. Лучше всего классическая - это сильнейший раздражитель нервной системы. Я предпочитаю Вагнера и Скрябина. Книги. Достоевский, Кафка. Советую читать литературу по оккультным наукам и паранормальным явлениям.

То же самое относится к телевидению. Не надо смотреть все подряд, но некоторые передачи способствуют развитию шизофрении. Это передачи об экстрасенсах, парапсихологах, НЛО, психотронном оружии, сеансы Чумака и Кашпировского. Интересно, кто-нибудь подсчитал количество сведенных с ума известием о конце света? Владимир НЕМИРА, “Под крышей дурдома твоего”

Замечу, что большинство из перечисленных методов достаточно популярны и за пределами “Общества добровольных шизофреников”. Но для формирования “светлых”, позитивных форм шизофрении почти все из них нам представляются не экологичными, не пригодными.

Интересно высказывание о “контактной шизофрении”, из которого следует, что некоторые формы шизофрении могут индуцироваться другим людям, “заражать” их. Полагаю, что наиболее “заразительны” именно мягкие, естественно адаптированные в культуру формы шизофрении. Тяжелые, клинические формы находятся слишком далеко от мира и переживаний обычных людей и потому практически не заразны.


В книгах и статьях по психиатрии описываются и анализируются преимущественно грубые, патологические, клинические формы расщепления психики, которые составляют лишь незначительную долю от всего многообразия феномена шизофрении.

Может ли человек болеть шизофренией, но так и не узнать об этом до конца жизни? - Это те случаи, когда люди болеют не яркими формами шизофрении (вялотекущая). Эти люди внешне чудаковатые, странные, на них могут показывать пальцем. Тем не менее, они могут быть адаптированы в жизни, могут работать, иметь семью и на протяжении всей жизни не попадать в поле зрения психиатров. Таких людей достаточно много.

Интересно - насколько это много, если даже “явных клинически больных” 2.5% популяции?

… известная усредненная цифра учтенных больных шизофренией - примерно 1% популяции - увеличивается за счет “явных клинически больных”, но социально адаптированных, т.е. не попадающих в поле зрения психиатров, еще на 1,5%. Теперь в сумме она составляет 2,5% населения. И.Я.Лагун “Причинность шизофрении”


По поводу связи шизофрении и творческих способностей:

Шизоидность позволяет психике оперировать информацией без опоры на прежний эволюционный и жизненный опыт. Это качество дает возможность шизоидной личности рассматривать те стороны вещей и явлений, которые при ином складе психики просто не рассматриваются и не анализируются.

Помимо научных изысков, результаты которых говорят об эволюционной целесообразности шизоидии и шизофрении, есть огромный патографический материал, свидетельствующий о том же. Я имею в виду целое созвездие имен ученых, мыслителей, великих творцов искусства, создателей шедевров мировой культуры. Жизнеописания многих из них переплетены с указаниями на психические аномалии и клинические расстройства, явно и косвенно отражающие наличие у них шизоидной конституции и шизофренического процесса, связь болезненных отклонений и творчества.

Здесь философы Гегель и Фридрих Ницше, писатели Н.В.Гоголь и Ференц Кафка, драматург Август Стринберг, поэты Велимир Хлебников и Фридрих Гёльдерлин, художники Поль Гоген и Михаил Врубель, художник и композитор Микалоюс Чюрлёнис, композитор и светомузыкант Александр Скрябин, создатель теории относительности Альберт Эйнштейн, выдающиеся психиатры В.Х.Кандинский, В.А.Гиляровский и мн. др.

Клиницистам известен факт, что инициальный период шизофренического процесса часто совпадает с обнаружением необычайной талантливости, поразительной нетривиальности в выборе направления, формы и содержания интеллектуальной деятельности, с неким “высвобождением” личности из уз общепринятого стандарта, стереотипа мышления, восприятия и чувствования. И.Я.Лагун, “Причинность шизофрении”

Другой автор - Волков Павел “Разнообразие человеческих миров”:

При шизофрении происходит расщепление, раскол души (это отражено в самом названии болезни), но когда это выражено только в намеке, то проявляется характерологической мозаикой. Поясню. В человеке одновременно причудливо сочетаются разные характеры. Этим объясняется особая сила шизофренического творчества, так как оно черпает свое богатство из характерологической многогранности автора [68, с. 7-8]. И тогда в произведении можно одновременно увидеть напряженную атмосферу и склонность к детализации эпилептоида, застенчивость и аналитичность психастеника, яркую демонстративность истерика, циклоидное земное полнокровие, символическую неземную гармонию шизоида (например, в картинах К. Васильева).

Это соединение обычно несоединимого (предположим, гиперреалистичности и абстрактности или светлых чувств и любви со страхом) часто несет себе ощущение какой-то таинственной инопланетной” зловещести, но не всегда. Так, в отдельных картинах Густава Климта, Ван Гога, М. Чюрлениса, М. Эшера смесь земного и неземного (сказочного, мистического) одухотворенно высветлена, полна движения и тишины одновременно. Работы М. Эшера показывают, как можно разом видеть мир сверху, снизу, сбоку, изнутри, что невозможно и несоединимо со здравым смыслом, который удивленно замирает и сдается перед его работами-парадоксами.

Это же мы видим в великих сюрреалистических произведениях, суть которых не только в соединении несоединимого. Жизнь состоит из обычной реальности, грез наяву, сновидений, галлюцинаций и бреда психотиков. Все это части одной реальности, вложенные одна в другую. Изобразить их вместе и тем самым дать по-своему более точный и полный образ действительности - грандиозная полифоническая задача сюрреализма. Это не просто дезинтеграция, а своеобразная интеграция дезинтеграции. (Стр.443-444.)

Имеются мягкие варианты шизофрении, без разрушения личности и психоза, когда болезнь наряду со страданием вызывает потребность в творчестве, которым больной это страдание осмысляет и тем самым побеждает или наполняется ярким светом вдохновения, вытесняющим мрак болезни. Мягкая шизофрения, порой уводя мышление от приземленного здравомыслия, делает его более оригинальным, объемно многоплановым, способным интересно оценивать события с самых разных, неожиданных точек зрения одновременно.

Случается и так, что больной переносит психотические приступы шизофрении и выходит из них иным человеком, но без грубого дефекта личности, вынося из бездны психоза стремление исследовать неведомые ему до того глубины.

Возможно, приступы болезни по-своему помогли творчеству Леонида и Даниила Андреевых, Н.В. Гоголя, Ф. Гойи, М. Булгакова, Карла Юнга и многих других. (Стр.443.)

Мне всегда казались очень “странными” психологические теории Карла Юнга, но только до тех пор, пока я не познакомился с его биографией, в частности со следующими фактами:

“Он не только слышал неведомые голоса, играл, как ребенок, или бродил по саду в нескончаемых разговорах с воображаемым собеседником, - замечает один из биографов в своей книге о Юнге, - но и серьезно верил, что его дом населен привидениями”.

Это было время “первого поворотного пункта” в жизни и мировоззрении Карла Юнга.

Другой поворотный пункт в жизни Юнга следует отнести к концу второй мировой войны. Он сам отмечает этот момент в своей автобиографической книге (см. главу “Видения”). В начале 1944 года, пишет Юнг, он сломал ногу, а также у него приключился инфаркт, во время которого он потерял сознание и почувствовал, что умирает. У него возникло космическое видение, в котором он рассматривал нашу планету со стороны, а самого себя не более, чем сумму того, что он когда-то сказал и сделал в течение своей жизни. В следующий момент, когда он собирался переступить порог некоего храма, он увидел своего доктора, идущего ему навстречу…

С этого момента что-то изменилось в нем бесповоротно, и его мысли приняли новое направление, что можно увидеть и из его работ написанных в то время. Теперь он сделался “мудрым старцем из Кюснахта”… В.В.Зеленский КАРЛ ГУСТАВ ЮНГ. ЖИЗНЬ, ЛИЧНОСТЬ, РАБОТА.


Термины “шизоид” и “шизофреник” похожи друг на друга. Это сходство далеко не случайно, хотя “шизоид” и “шизофреник” принципиально отличаются друг от друга.

Шизоиды бывают очень разные: авторитарные, истеро-подобные, инфантильные, психастеноподобные, циклоидо-подобные, садистично-деловые, добрейше-беспомощные и т. д. Главное то, что за всеми этими качествами проглядывает аутистичность, которая и управляет глубинными основами их поведения. Дифференцировать шизоидную психопатию приходится, прежде всего, от шизофрении. Шизоид и шизофреник похожи нестандартностью, причудливостью, непредсказуемостью с точки зрения здравого смысла. Однако шизоидная оригинальность психологически цельно вытекает из особенностей его характера. При шизофрении мы обнаруживаем расщепленность (схизис), чего нет у шизоидов. Аутистичность, присущая любому шизоиду, свойственна многим, но далеко не всем шизофреническим людям. (Стр.261-262.) Волков Павел “Разнообразие человеческих миров

Чтобы представить себе ярко выраженного шизоида, ЗДЕСЬ можно познакомиться с достаточно интересным описанием особенностей проявления некоторых форм шизоидности в детстве и юности, а также с возможными вариантами его духовной жизни.

Разумеется, эти описания несколько утрированны и далеко не исчерпывают всего многообразия форм шизоидности. Как и шизофрения, шизоидность, значительно чаще встречается в менее заметных и более социально адаптированных формах.

Для понимания отличий шизоидности от шизофрении мне представляется удобной аналогия с состояниями человека в процессе сна:

Теории ^